Get Adobe Flash player

Члены верховного совета

Что же касается уступки России большого количества оружия, то и сам премьер, и барон Исии заверяли русских представителей, что они желают этого и работают в данном направлении, но встречают противодействие среди, «кото­рые думают лишь о боеготовности японской армии и не хотят считаться с интересами иностранной политики, не соблазняясь даже перспективой политических компенсаций».

Уже на обратном пути из Токио, в Сеуле, граф Тераути в присутствии Адаци сообщил Казакову, что в императорском дворце состоялся совет генро, одобривший идею русско-япон­ского сближения и высказавшийся в том смысле, что никакая смена кабинета в Японии не должна помешать проведению этого курса78. Характерно, однако, что приняв это решение, японские официальные круги продолжали сверять свои шаги с позицией английского руководства. Последнее между тем не переставало внимательно приглядывать за тем, как продвигается столь важная политико-дипломатическая акция между Петроградом и Токио. 12(25) января 1916 г. посол Великобритании Грин телеграфировал Грею, что в разговоре с бароном Исии он спросил, затрагивал ли в беседах с ним Казаков «вопрос о возможности русско — японского союза, о котором много пишут в японских газетах». В ответ министр иностранных дел сказал, что отношения между обеими странами «носят теперь сердечный характер», но что мысль о таком союзе в настоящий момент не находилась в центре внимания. «Если бы этот союз действительно стал пред­метом обсуждения, — успокоил Исии своего собеседника, — то это никоим образом не противоречило бы англо-японскому союзу, который является основным рычагом японской политики». Кроме того, добавил министр, японское правительство не приступит «ни к каким действиям без предварительного обсуждения с пра­вительством его величества» аверения эти, к слову сказать, не много стоили.

Понравился материал?! Тогда поделитесь материалом в соц.сетях, пусть видят и читают друзья, колеги, знакомые и просто те кому это будет интересно!

Добавить комментарий