Get Adobe Flash player

Глава кабинета Штюр­мера

Это был явный намек прежде всего на, считавшегося в кругах широкой общественности, в том числе и среди умеренно правых, совершенно непригодным для назначения на столь ответственный пост в такое сложное и трудное время. Назначение Штюрмера явилось полной неожиданностью даже для членов самого кабинета, о чем свидетельствовали, например, министр народного просвещения граф П. Н. Игнатьев10® и военный министр А. А. Поливанов. «Назначение это,— показы­вал Поливанов,— чрезвычайно тяжело на нас подействовало»106. (Он имел в виду себя и близких ему по умонастроениям Сазонова и Игнатьева.) В особенности вызывала смущение (а многих и коро­била) его немецкая фамилия, хотя в действительности он был по происхождению австрийцем. Незавидным кредитом в глазах общественного мнения пользовался ставленник крайне правых министр внутренних дел А. Н. Хвостов (как, впрочем, и ряд других министров, располагавших к себе лишь самых закоренелых консер­ваторов, для которых царский выбор был превыше всего).

Другое требование «Прогрессивного блока» относитель­но комплектования правительства, пояснял Милюков, сводилось к тому, чтобы в кабинет включались люди, «пользующиеся дове­рием страны». Подразумевались, конечно, в первую очередь деятели думского «Прогрессивного блока», а также известные представители буржуазных «общественных организаций». Уже одно то, что назначение Штюрмера восторженно приветствовалось крайне правыми, черносотенными кругами, вызвало отрицатель­ную реакцию оппозиции. В его лице либералы видели надежного преемника Горемыкина, «состарившего Россию», по выражению Маклакова, на целые десятилетия.

Понравился материал?! Тогда поделитесь материалом в соц.сетях, пусть видят и читают друзья, колеги, знакомые и просто те кому это будет интересно!

Добавить комментарий