Get Adobe Flash player

Ведомство иностранных дел

Особенно ожесточенные нападки на и его руководителя последовали со стороны крайних правых. Его обвиняли в том, что он слабо отстаивает интересы России, допустил ряд непростительных ошибок перед войной и в первые месяцы европейского конфликта. Неудовлетворительной призна­валась деятельность и в последующий период. Не импониро­вал министр консерваторам «европейским складом» своего поли­тического мышления и тем, что пользовался несомненными сим­патиями в думских либеральных кругах и среди широкой буржуаз­ной общественности.

Как и представители «Прогрессивного блока», критики справа признавали Сазонова виновным прежде всего в том, что традици­онно дружественная России и «созданная ею» Болгария «неожи­данно» примкнула к вражеской коалиции. Следствием этого яви­лись разгром Сербии и Черногории, двусмысленная позиция Гре­ции и Румынии и фактическая потеря для союзников всего Балканского театра. А произошло это, по их мнению, потому, что не прибегли своевременно к силе там, где переговоры, «голая дипломатия» уже не имели практического смысла. В этом крылась главная, коренная ошибка русской и союзной дипломатии. «По — моему, — говорил Н. Е. Марков, — главная ошибка была та, что в то время, когда надо было в Болгарию послать со всех сторон войска, из Франции, из Англии, из Румынии, из Сербии, из Греции и, может быть, из России посылались дипломати­ческие ноты». Лидер черносотенцев не мог лишь установить, на ком же лежит большая вина — на русской или союзной дипломатии, так как документы, относящиеся к переговорам с Грецией, Сербией и Болгарией, все еще представляли «крупную дипломатическую тайну» даже для членов законодательных палат и в раздававшиеся им «оранжевые книги» не включались.

Понравился материал?! Тогда поделитесь материалом в соц.сетях, пусть видят и читают друзья, колеги, знакомые и просто те кому это будет интересно!

Добавить комментарий